Н. В. Гоголь
Скандальное происшествие в городе N
Для взрослых (12+)
Продолжительность спектакля 2 часа 10 минут

«Лучший спектакль года» по итогам областного фестиваля-конкурса «Лучшая театральная работа 2011 года».

Наш Хлестаков без хлестаковщины, со своим царем в голове и сам себе на уме. Настоящий герой нашего времени – эпохи саморекламы.

Взгляд современных молодых людей на возможность воспользоваться ситуацией и на вечную тему российской коррупции, а также на любовь, удачу и случай.

Из театра кукол, музыки Сергея Курехина, песен Гаврилы Лубнина и Алексея Паперного, дивертисментов кукловодов рождается эта экстравагантная постановка.

Режиссер – Марина Глуховская

Художник – заслуженный художник России Ольга Веревкина

Премьера состоялась в 2011 году

Отзывы
  • Корзунова Ж.В., учитель русского и литературы

    Большой, покрытый зеленым сукном стол, полутьма, в глубине сцены – мрачный монументальный городничий. Седой человек в деловом костюме начинает: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие…» И вдруг спохватывается: нет приличествующего лица. Берет в руки куклу и, уже наполненный важностью и весом человека высокой должности, продолжает. Артисты и куклы одобрительно кивают...

    Сколько уже театр кукол поставил замечательных спектаклей, заставляющих удивленно ахать маленького зрителя! Сколько раз зритель постарше слышал и читал разных вариаций на тему гоголевского «Ревизора»! Но комедия, поставленная «Арлекином», опять заставила подростков сидеть, подавшись вперед, а взрослых – вглядываться и вслушиваться: «А ну-ка, ну-ка, как они это сделали?». Чему удивляться? Ежедневный поиск, труд, выдумка и оригинальные находки, свежесть взгляда, дерзость идей, никакими рамками не ограниченных, и при этом необыкновенная глубина и актуальность тем – всё это много лет неизменно притягивает зрителя.

    На спектакль пришли восьмиклассники. Среди них были не только несчастные, скучающие дети, «пригнанные» учителями ради программного произведения, но и те, кто это произведение прочитал и был заинтригован: как комедия, с ее серьезными взрослыми проблемами, сделана в куклах! И, конечно, с первых же слов актеров стало интересно. Прошло первое недоумение детей: «Непривычно, что люди рядом, среди кукол, мешают следить за действием». Зритель не просто забывает, что за куклой человек, но начинает воспринимать человека и куклу как единое целое: вот они вместе сидят, слушая сообщение городничего («К нам едет ревизор!»), вот в едином порыве маршем проходят по городу, лихорадочно чистят-натирают его, вместе – люди и куклы. То есть мы видим, как люди не просто водят свою куклу, они играют сами, дополняя образ тем, что не может кукла: выражением глаз, мимикой, движениями плеч. Угоднический поклон чиновников-кукол усиливается полупоклоном кукловода, елейным заглядыванием в глаза, льстиво-сахарными голосами. Кукла и человек неразделимы!

    А какие придуманы метафоры! Очень интересно показано поведение чиновников в их стремлении подготовиться к прибытию ревизора, сделать все шито-крыто, да быстренько: они летят, выбрасывая руки-ноги, переворачиваются вниз головой – выворачиваются наизнанку, чтобы подготовиться к неожиданной ревизии, уцелеть после нее, устоять на своих постах. А трепетно-угодливое жужжание на ушко? Зеленые мундиры превращаются в летающий вокруг Хлестакова тревожный рой. И все то же заглядывание в глаза. А подобострастный строй чиновников, поворачивающихся вокруг себя вместе со стульями по мере передвижения «высочества»? Мерный деревянный стук, угнетающий, назойливый, растущий, которым сопровождаются эти движения, будто подчеркивает страх, всеми давно овладевший и принимающий все более уродливые формы. А Иван Александрович, которого несет безостановочно в заоблачную высь вранья? Чем дальше, тем он становится значительнее в собственных глазах. Конечно, от зрителя не ускользнула и ювелирная работа пальцев артиста, ведущего марионеточного Хлестакова. Многогранно талантливый Д. Войдак и в этом спектакле не изменил себе: не только наделил свою куклу точными интонациями пустоватого, трусливого, изворотливого гоголевского персонажа, но и заставил его то ползать пьяненьким, то, заносясь в хвастовстве, гордо вышагивать перед замершими чиновниками, неловко расшаркиваться перед дамами. И отнюдь не случайно куклы по-разному выглядят: «дубинноголовые», неповоротливые ни телом, ни умом, скованные страхом начальники – планшетные, а скользкий, нахальный плут – марионетка. Хлестаков, простоватый и глуповатый, «не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли», пытается придумать, как использовать нелепую ситуацию и избежать справедливого возмездия. Нити позволяют точнее и ярче изобразить этого персонажа в динамике: неприметного оправдывающегося постояльца, самодовольно приосанившегося в кресле хвастуна, обнаглевшего самозванца, сначала робко, затем требовательно вытягивающего из карманов чиновников взятки («поиздержался!»).

    Иронично изображены «процедуры» передачи денег от взяткодателей к мздоимцу: за обликами неповоротливых, закоснелых чиновников скрывается их же гибкость, хитрость и предприимчивость; куклы замирают в подобострастии, и теперь уже люди, перенявшие эстафету игры, живо и сосредоточенно, мучимые жадностью и сомнениями, собирают ревизору внушительные суммы, которые тот (не кукла, человек!) аккуратно складывает себе в карман. Здесь искусно переплетается лживое и истинное, явное и скрытое, маски и лица.

    В этом ряду метафор и намеков немного, правда, удивил выход Бобчинского и Добчинского: отряхиваясь от дождика, они появляются под глухой бормочущий напев, исполняемый …низкими брутальными голосами. Суетливые, перебивающие друг друга помещики – сами по себе уже издёвка, насмешка, и появиться они могли под какое-нибудь, например, нервное хихиканье… Но, может быть, это был голос предупреждения о надвигающихся неприятностях?

    Тонко и изящно выведены линии намёков и предощущений, когда вокруг романтически настроенной Марьи Антоновны тихо шуршат бумажные голубки, когда один из них, медленно трепыхаясь, превращается в письмо, когда долго и горестно падает на провожающих снег, так горестно, что проникаешься сочувствием к обманутым родителям, к чинушам, так глупо обведённым вокруг пальца.

    Интересно было предугадать, как будет построена знаменитая гоголевская «немая сцена». Зрители ждут развязки. И вот обессиленные попытками спрятать грехи службы «во благо Отечества», умаслить самозванца, откупиться, а после случившегося – потасовками и взаимными упреками, наши герои, услышав письмо о приезде настоящего ревизора, вдруг теряют своих кукловодов (живых и тоже настоящих) и - остаются в остолбенении в буквальном смысли слова! Какая простая и в то же время остроумная находка!

    Излишне говорить о том, как точно продуманы куклы, как мастерски, еще на уровне эскизов и изготовления, в них вложили характер. Благодаря труду и любви к профессии целой большой компании людей, сопровождающей кукол от рождения до премьеры спектакля, благодаря блистательной работе артистов персонажи комедии обрели жизнь. А мы? Мы не просто по-новому взглянули на Гоголя, но и, оглянувшись вокруг, поняли, что «Ревизор» про нас, что они, эти персонажи, повсюду, они живут и в нашем городе, что актуальнее этого произведения сегодня и придумать трудно!

    Корзунова Ж.В., учитель

  • 1 | 4
  • 2 | 4
  • 3 | 4
  • 4 | 4
Ближайшие спектакли
17 апреля, суббота
17.00
Большой зал
Стоимость билетов
200-300 рублей
Н. В. Гоголь
Ревизор
Скандальное происшествие в городе N
Для взрослых (12+)
Стоимость билетов
200-300 рублей
17 апреля, суббота
17.00
Большой зал
Стоимость билетов
200-300 рублей
Н. В. Гоголь
Ревизор
Скандальное происшествие в городе N
Для взрослых (12+)
Стоимость билетов
200-300 рублей