Интервью директора театра «Арлекин» Татьяны Канащук

Татьяна Канащук: «Наши спектакли смотрят не только дети, но и родители. Мы не можем разочаровать ни одних, ни других»

Омскому театру кукол, актёра, маски исполнилось 85 лет. Закрывая юбилейный сезон, директор «Арлекина» рассказала о том, почему театр отказался от пышных торжеств, о том, как ёжик, кот и комикс помогли добавить театру актуальности и о том, есть ли место эротике в театре кукол 

— Татьяна Николаевна, в этом году Омский кукольный театр отметил 85-летие. Внушительная цифра!
— Да, в семье омских театров старше нас только Академический театр драмы, и так получилось, что мы исторически с ним связаны. Именно из мастерских омской «драмы» в 1936-ом вышел первый кукольный спектакль. Кукольного театра как такового тогда ещё не существовало. Как часто это бывает, собралась группа энтузиастов, не имеющая даже репетиционной площадки, но окрылённая мечтой. Реализации этой мечты, между прочим, очень способствовал Сергей Образцов, который к тому времени уже пять лет возглавлял Центральный театр кукол. Он лично отправил кукол и ширму для первого омского кукольного спектакля, а проводить репетиции кукольникам разрешили в подвальных мастерских Омского Драматического театра, там же создавался реквизит и хранились куклы. Так и появился первый кукольный спектакль «Каштанка», от которого мы ведём исторический отсчёт.
Хочу заметить, что театр кукол очень долго — более двадцати лет не располагал собственной площадкой. Это сейчас мы имеем удовольствие работать и принимать зрителя в одном из лучших театральных зданий в России, а первые двадцать лет труппа жила, что называется, «на чемоданах». Когда мы обдумывали концепцию празднования нашего юбилея, мы решили отойти от традиции проведения пышных торжеств и отдать дань памяти нашим коллегам, благодаря энтузиазму которых театр выжил в первые десятилетия. Долгое время театр оставался исключительно выездным, поэтому мы решили и юбилей свой отметить соответствующим образом. Собрали кукол, реквизит и поехали к детям, для которых спектакли в «Арлекине» по определённым причинам недоступны. Нашими юбилейными мероприятиями стали восемь благотворительных спектаклей, которые мы показали в адаптивных школах-интернатах и коррекционных детских дома города.

— А как в целом вы провели свой юбилейный сезон? О чём разговаривали со своим зрителем?

— По большому счёту юбилейный сезон ничем не отличается от любого другого. Мы так же, как обычно, готовили спектакли для самых маленьких — для них у нас открыт специальный зал, куда смотреть спектакли приходят дети двух-четырёх лет. Для детей постарше показывали спектакли в Малом зале. На этих площадках основой репертуара являются сказки, которые можно назвать классикой кукольного театра. Малыши познают мир через игру, и мы стараемся искать формы интересные для детей такого возраста. В Большом зале мы ждём не только детей, но и взрослых. На этой сцене мы уже можем себе позволить не только классику жанра, но и эксперименты. Всего за прошедший год мы предложили омским зрителям семь премьерных спектаклей.

— Наверное, непросто было открывать сезон после такого значительного перерыва, когда все театры вынуждены были на полгода закрыть двери для зрителей?

— Да, прошедший сезон был для нас особенным не только благодаря юбилею. Этот период для нас, как и для других театров, стал своеобразным отсчётом. Мы ведь никогда так надолго не выпадали из традиционного распорядка показа спектаклей. Правда, несмотря на то, что спектакли были отменены, со своим зрителем связь мы не теряли. Мы воспользовались возможностями интернета и на youtube-канале театра проводили для детей мастер-классы, прямые эфиры, где актёры читали стихи и сказки, знакомили детей с пьесами, художники показывали, как можно изготовить простейших кукол и создать дома театр. Конечно, к юбилейному сезону мы подходили с опасением и дальше быть закрытыми из-за пандемии, поэтому открывали 85-ый сезон с особым энтузиазмом. За полгода появилось много идей по поводу репертуара, новых спектаклей. Как только появилась возможность, в рамках Всероссийской программы «Большие гастроли» мы пригласили к себе два театра кукол — из Иванова и Костромы и сами поехали со своими спектаклями осваивать костромскую сцену. Всегда интересно выступать на новых площадках, тестировать спектакли на новой публике, ведь у каждого театра свой почерк, своя энергетика, и такой энергообмен очень важен и для зрителя, и для театральных коллективов.

— В театре кукол вроде бы всё так же, как и в любом другом: постановки, гастроли. С одной лишь разницей — у «Арлекина» самый требовательный зритель. Как справляетесь?

— Вы правы, у нас специфическая публика, она требует особого внимания. Наши спектакли смотрят не только дети, но и родители. Мы не можем разочаровать ни одних, ни других.  Ставя спектакли, придумывая экскурсионные программы, мы выполняем непростую задачу. Детей ведь нужно не просто развлекать. Родители, оплачивая билет на спектакль, ждут от нас поддержки в своём постоянном и естественном для них стремлении научить чему-то своего ребёнка, воспитать. Ребёнок должен не только получить удовольствие от похода в театр, но и расширить формирующуюся шкалу ценностей, и кругозор. Мы стараемся сохранять такой подход даже к самым маленьким зрителям.
Для детей постарше мы пытаемся включать в репертуар спектакли, где можно говорить с ними о совсем недетских вещах на понятном для них языке. Например, выпустили мы в этом сезоне премьерный спектакль «Не ёжик». Его приходят смотреть дошкольники, как правило, в сопровождении родителей. Проблема, которая там затронута, — детская неуверенность в себе, которая может вылиться в неприятие себя, — в рамках сказки находит своё решение. Так вовлечение в сказку, сопереживание помогает ребёнку и в своих, возможно, уже проявившихся проблемах разобраться. А самое главное, что родители, которым эта сказка вроде бы не предназначена, тоже могут перенастроить «оптику», ведь мы часто не замечаем проблем своих детей, отмахиваемся от них, считая несерьёзными.
Постановки для детей всегда имеют очень тонкие грани. Тем, кто создаёт детский театральный продукт нужен особый талант, особое чутьё, поэтому отношение к театру кукол, как к театру, работающему в легковесном жанре, в корне неверно. Нам труднее, чем «взрослым» театрам.

— В прошедшем сезоне у вас случилась несомненная творческая удача. В спектакле «Белолапый» вы рассказываете детям о блокаде. Не страшно было браться за такую тему?

— Эта тема непростая даже для взрослого театра, но и режиссёр Борис Саламчев, и драматург Виктор Ольшанский, написавший пьесу специально для нашего театра, и актёры, занятые в постановке, сумели найти формы и средства, чтобы поговорить о сложном и найти понимание и отклик у зрителей. Есть у этого спектакля и ещё один секрет успеха — кукол для него придумала замечательный художник Ольга Верёвкина. Ольга Петровна много раз доказывала, что она художник с обязательным уточнением «лучший». На её счету много творческих побед, есть и «Золотая маска». И этот спектакль ещё раз подтвердил её высокий уровень.  Рассказанная в постановке история получилась очень трогательной. Наверное, успеху спектакля способствовало то, что он основан на реальных событиях — отправке эшелона кошек из Омска в послеблокадный Ленинград. Был такой факт в истории нашего города, он даже зафиксирован в документальной хронике, и в постановку мы включили видеодокументы, предоставленные Омским «Киновидеоцентром».
Коллеги наши, кстати, по достоинству оценили постановку — актриса Анна Курочкина за роль в «Белолапом» была отмечена премией Омского областного конкурса-фестиваля «Лучшая театральная работа».

— Дети растут и меняются вместе со стремительно меняющейся действительностью. Какой театр интересен современным детям?

— Я убеждена, что детям во все времена интересен театр, в котором их любят, воспринимают всерьёз и относятся как к достойному собеседнику. Конечно, мы стараемся сверяться со своим зрителем, ищем новый театральный язык, ищем новые актуальные пьесы, проводим конкурсы, творческие лаборатории, которые помогают открывать новых авторов и режиссёров. Готовясь к нашему юбилейному сезону, мы сосредоточились на поиске пьес с возрастной рекомендацией 6+ и совместно с Большим театром кукол Санкт-Петербурга провели конкурс молодых драматургов. Двадцать один автор и двадцать семь пьес — статистика, которая говорит о том, что у нас много одарённой молодёжи. Нужно только дать им возможность заявить о себе.

— Появилась ли какая-то из этих пьес в вашем репертуаре?

— Да. Спектакль по одной из конкурсных пьес станет премьерой, которая откроет следующий сезон. Мы выбрали долгий путь. Для театра мало найти хорошего драматурга, для удачной постановки нужен ещё и режиссёр. После того как жюри конкурса выбрало четыре наиболее интересные пьесы, мы предложили их для эскизных постановок на очередной лаборатории. Формат творческой лаборатории нами давно опробован, он даёт замечательные результаты. Осенью у нас прошла Сибирская театральная лаборатория молодых режиссёров по современной детской драматургии, куда мы пригласили студентов пятого курса Санкт-Петербургского института сценических искусств. Им мы и предложили сделать эскизные постановки пьес, отобранных в результате конкурса. Четыре молодых драматурга из разных российских городов, четверо студентов-режиссёров, четыре современные пьесы и актёры омского «Арлекина», которые помогали родиться новому спектаклю — вот так и появляется актуальный театр. Из четырёх постановочных эскизов лучшим был признан эскиз по пьесе драматурга из Бийска Олеси Зяблицкой «Макс, Мими и кошки-тени» в постановке Алексея Егорова. В новом сезоне этот спектакль появится на нашей сцене. Более того, мы уже готовы к проведению новой лаборатории. Она по традиции пройдёт осенью, пьесы для неё уже отобраны, и в этом году мы будем выбирать лучшую постановку для детей от четырёх лет.

— Для своего зрителя вы ищете молодых режиссёров, драматургов. А насколько молодой является труппа Омского театра куклы, актёра, маски?

— Наша труппа сегодня состоит из двадцати пяти человек. Уверяю вас, стариков у нас нет. Даже актёры, проработавшие в театре пятьдесят лет, по-прежнему молоды душой. По-другому в детском театре нельзя. У детей тонкие настройки, они сразу почувствуют возможную фальш из-за усталости или профессионального выгорания. Тем не менее мы очень заинтересованы в молодых артистах. И молодые актёры, и молодые режиссёры формировались в другой реальности, у них свой взгляд на многие вещи, отсюда и нестандартные, часто удивляющие решения. Диалог поколений — это замечательно, он театру очень нужен.
Постепенно наша труппа становится всё моложе. Мы очень радуемся, приходу молодых артистов, стараемся уделить им особое внимание. Когда проводили VI международный фестиваль театров кукол «В гостях у «Арлекина», открывали мероприятие и поднимали флаг у нас два актёра — ветеран нашей сцены, проработавший в театре более пятидесяти лет Геннадий Власов и самый молодой артист труппы Алексей Горбунов.
В следующем сезоне к нам из Ярославля приедут работать сразу четверо выпускников театрального института. К сожалению, в Омске не готовят специалистов для театра кукол, приходится искать кадры по всей стране.
 
— Молодые люди из Ярославля согласны ехать в Сибирь? Обычно они предпочитают двигаться с востока на запад.

— Театр кукол есть не в каждом городе, да и труппы обновляются не так часто. «Арлекин» в российской театральной среде — театр «с именем», к нам едут охотно. У нас в труппе уже есть молодые артисты, приехавшие из Ярославля, есть и из Екатеринбурга, и Нижнего Новгорода. Кроме того, я убеждена, что для молодого актёра главная удача — это не просто выдержать отборы и попасть в театр сразу по окончании обучения, удача — это попасть в труппу, где есть возможность учиться у коллег. Театральное наставничество — очень важная вещь. В этом смысле у нас привлекательный для молодёжи коллектив. За историю существования нашей труппы в ней работало девять Заслуженных артистов России, четверо из них — до сих пор на сцене. Один из этих четверых — Дмитрий Войдак получил звание совсем недавно — весной этого года, став самым молодым артистом «Арлекина» с приставкой «заслуженный». В общем, у нас работает очень много актёров, имеющих уникальный опыт, которого так не хватает молодым, и этим опытом они готовы делиться.

— «Арлекин» — это театр куклы, актёра и маски. Об актёрах мы поговорили, расскажите о главных участниках театрального действа — куклах. 

— Конечно, в силу нашей театральной специфики к куклам у нас особое отношение. Мы — театр кукол, и кукла — главное художественное средство, позволяющее максимально приблизиться к возрасту нашего зрителя, завоевать его доверие. А ещё кукла — это ведь не просто игрушка. В качестве полноправного участника спектакля она становится образом, который воспитывает, формирует личность, знакомит ребёнка с реальностью, в которой ему предстоит жить. Знаете, сейчас многие драматические театры включают кукол в спектакли. Кукла, конечно, лишена эмоций, но настолько пластична, что у актёра, работающего с ней в паре, появляется масса дополнительных возможностей для решения творческой задачи. Всех своих кукол мы создаём в собственных мастерских. Для того, чтобы обеспечить им достойную «пенсию» после того, как спектакль выбывает из репертуара, мы создали Музей театра «Арлекин», который, кстати, в этом году тоже отметил пятнадцатилетний юбилей. У нас уникальная коллекция театральных кукол — более шестисот экспонатов. Музей проводит множество тематических экскурсий и по зрительскому интересу вполне соперничает со сценой. 

— Татьяна Николаевна, ранее вы упомянули спектакли для взрослых. Насколько жанр кукольного театра привлекателен для взрослой аудитории?

— Конечно, преодолеть стереотип, что куклы — это для малышей, сложно. Даже дети-подростки, старающиеся всеми силами доказать свою взрослость, часто не хотят идти в театр кукол. Чего уж говорить о взрослых! Но мы заметили, что человеку достаточно один раз прийти на вечерний спектакль театра кукол, и он становится нашим постоянным зрителем. Мы же помним, какой успех когда-то был у Сергея Образцова с его ироничными «Необыкновенным концертом» и «Божественной комедией». В минувшем сезоне наш «взрослый» репертуар был  всё же настроен скорее на старших школьников. Подросткам мы показываем «Скеллига». У нас есть спектакли, поставленные по произведениям школьной программы — «Недоросль» и «Ревизор». Очень хороший отклик у более взрослых зрителей на спектакль»Севильский цирюльник», а молодым нравится «Ворон», который поставлен в жанре «артпанк-story» по сказке Карло Гоцци. К новому сезону восстанавливаем спектакль — «Ночь перед рождеством». В своих постановках мы стараемся придерживаться классического варианта, не уходим в артхаус. Хотя можем себе позволить и эксперименты. Наши зрители до сих пор вспоминают «Шкатулку», которая была поставлена в жанре эротической комедии. Казалось бы — где куклы, и где эротика? Но у кукол тогда всё получилось.

— На сегодняшний день «Арлекин» — единственный театр Омска, который имеет «Золотую маску» в номинации «Лучший спектакль». Что нужно для того, чтобы постановка стала «звёздной»?

— Успех спектакля — это всегда совокупность факторов. А что касается победы в престижных конкурсах, то здесь таланта и профессионализма мало, нужна ещё и удача, улыбка фортуны. Иногда «звёздные» спектакли становятся интуитивным попаданием в сформированный профессиональным сообществом запрос, а часто даже самые талантливые работы остаются без наград. У зрителя и у критиков разный подход к оценке спектакля. Зрители всегда выбирают сердцем, а профессионалы примеряют его к определённой уровневой шкале, в которой уровни определяются разными обстоятельствами. На мой взгляд, успешный спектакль это тот, который попал в нерв общества, который даёт ответы на имеющиеся у зрителя вопросы, который помогает разобраться в себе и мироустройстве. Для нас, как для театра, работающего в большей степени для детей и подростков, именно это является наиболее важным.

— В прошедшем сезоне у вас была очень громкая премьера, о которой много писали. Подростковый спектакль «Скеллиг» по книге Дэвида Алмонда получился именно таким? 

—  Оценку нашему творчеству должны давать зрители, одно могу сказать, что мы получаем очень хорошие отзывы по этой постановке и зал на этом спектакле никогда не пустует. Всё говорит о том, что «Скеллиг» в нашем репертуаре надолго. В нём и правда затрагиваются темы, которые не могут оставить взрослеющего человека равнодушным. Переход из детства во взрослую жизнь всегда травматичен для ребёнка, особенно, если он сопровождается школьными проблемами и отчуждением в отношениях с родителями. Всегда нужен кто-то, кто поможет разобраться в лавине новых чувств и переживаний. У мальчика — героя книги Алмонда и спектакля «Скеллиг» есть возможность заглянуть за рамки реальности и найти поддержку сказочного персонажа, а для наших детей, живущих в реальном мире, возможностью заглянуть внутрь себя, разобраться с внутренними проблемами как раз и становятся такие спектакли. Здесь театр выступает тем самым «Скеллигом» — проводником в нереальный мир, где невозможное становится возможным, а неразрешимое — разрешимым. Моей дочери пятнадцать лет, и, поверьте, я обо всём этом знаю.

— В театре часто случается, что коммерческая успешность превалирует над успехом творческим. Вы как директор пытаетесь как-то регулировать репертуарную политику?

— Конечно, мы заинтересованы в повышении своей доходности, но ставить творчество в зависимость от коммерции в театре нельзя. У нас прекрасный творческий корпус, у которого получается создавать репертуар широкого диапазона, рассчитанный на разные зрительские категории. Творческий коллектив живёт в постоянном поиске новых форм, средств и актуальных тем, растёт вместе со зрителем и растёт в профессии, привлекая в Омск всё лучшее, чем обогащается наша театральная сфера. Со своей творческой задачей коллектив прекрасно справляется. У меня нет нужды что-то регулировать. Моя задача как директора обеспечивать весь этот сложносочинённый процесс. Как любой руководитель, я сосредоточена на финансах и материально-технической базе. Все службы должны работать в комфортных условиях, и все должны вовремя и в полном объёме получить зарплату.

— Театр «Арлекин» — государственное учреждение. Разве это не означает, что вы находитесь на полном государственном обеспечении?

— Конечно, сфера культуры получает большую поддержку от государства. В период карантинных ограничений, когда мы не могли зарабатывать деньги, мы бы вообще без этого не выжили. В обычное время почти вся материально-техническая база формируется за счёт бюджета, но то, что мы являемся бюджетным учреждением, не означает, что заработная плата сотрудникам и финансирование всех проектов обеспечивается в полном объёме из бюджетных средств. Часть заработка сотрудникам выплачивается из денег, заработанных театром, кроме того, есть отдельные проекты, в которых мы очень заинтересованы, но они также требуют дополнительного финансирования. Сейчас существует много возможностей привлечения дополнительных финансовых ресурсов. У нас, например, много проектов, которые реализованы благодаря грантовой помощи. 

— Татьяна Николаевна, хозяйство у вас большое. Какие качества характера помогают вам справляться с этой «махиной»? Где черпаете силы?

— Да, вы хорошо охарактеризовали наш театр, но чтобы придать этой «махине» какие-то очертания, назову несколько цифр. Наш театр занимает пространство в семь тысяч квадратных метров, у нас работает три зрительных зала, куда за сезон может прийти около восьмидесяти тысяч зрителей. Мы как-то посчитали количество спектаклей за сезон и соотнесли их с календарным годом. Получилось, что если бы мы работали круглогодично и без выходных, мы бы показывали полтора спектакля в день. Добавлю ещё, что мы не просто ставим и показываем, мы ещё и занимаемся доставкой своего зрителя в театр. Для организованных групп из школ и детских садов у нас работает парк из шести автобусов, специально оборудованных для перевозки детей. Так что хозяйство у нас действительно большое. Какие качества характера мне помогают? Наверное, я называть их не буду, мне больше помогает опыт. Я ведь в этом году тоже отмечаю профессиональный юбилей — двадцать лет работы в театре «Арлекин» и двадцать пять — в сфере культуры.

— Остаётся поговорить о ваших планах. Чем будете удивлять зрителя в предстоящем театральном сезоне?

— Как обычно, готовим премьеры. Об одной, которая стала результатом конкурса драматургов и режиссёрской лаборатории, я уже говорила. Готовим спектакли и для самых маленьких. С нетерпением ждём постановку «Волшебная лампа Аладдина» режиссёра из Беларуси Олега Жюгжды, о котором в профессиональном сообществе говорят, что он может поставить абсолютно всё. Ещё один премьерный спектакль готовит для нас Екатерина Ложкина-Белевич из Санкт-Петербурга. Оба эти режиссёра — номинанты премии «Золотая маска», поэтому, выражу надежду, что им будет чем удивить наших зрителей. Запланирована на новый сезон и очередная театральная лаборатория. Она будет называться «Insight/Изнутри», и у неё очень интересная задача — помочь расширить репертуар театра за счёт подготовки актёров-режиссёров. В общем, будем подогревать у актёров режиссёрские амбиции.
Будем и дальше развивать культурно-просветительские проекты, знакомить наших зрителей с историей театра. В юбилейном сезоне мы начали выпуск видеороликов «Мой театр». Есть у нас и собственное печатное издание — «Калейдоскоп Арлекина», каждый выпуск которого разлетается у нас за несколько дней. 
Ещё хочу рассказать, что новый сезон начнётся для нашего театра с очень приятного события. Мы приглашены на престижный театральный форум — XI Международный фестиваль театров кукол имени С. В. Образцова «Юбилей в кругу друзей». В этом году он посвящён 120-летию Сергея Владимировича. Нас пригласили принять участие в фестивале со спектаклем «Скеллиг». В последний раз мы выезжали на этот фестиваль ровно двадцать лет назад. Театру, создателям спектакля, актёрам, очень важно участие в подобных мероприятиях. Фестиваль международный, и то, что нас пригласили разделить площадку с ведущими театрами России и мира не просто подтверждает творческую состоятельность театра и даёт уверенность, что мы движемся в правильном направлении и попадаем в  тот самый нерв.